Фарей

Фарей - Чемпион-производитель

Фарей Чемпион производитель

Топ-собака 2016

Фарей Фарей тренирует стойку Фарей-философ
Ника
Ника   Красивый ридж   Первые лучи славы  
Шериф (не риджбек)

Первая победа на монопородке

Шериф - лучший щенок

Шериф на ринге

Человеческое внимание влияет на выражение морды лица домашних собак

Вниманию любителей собак, предпочитающих знакомиться с оригинальными версиями научных работ, представлен полный перевод научной статьи “Human attention affects facial expressions in domestic dogs” (Juliane Kaminski et al) http://www.nature.com/articles/s41598-017-12781-x?error=cookies_not_supported&code=a68064df-dc1d-4d8d-8c89-37b392e81728.

“Facial expression” переводится с языка науки как “лицевое выражение” или “выражение лица”, что применительно к животному носит умозрительный характер. Переводчику данной статьи больше нравится “выражение морды лица”, однако, употребление и других синонимов представляется ему допустимым.

Комментарий переводчика-риджбеколюба

К большому сожалению, в группе из 24 испытуемых собак Родезийский Риджбек был представлен лишь полукровкой Вильмой, 5 лет от роду (помесь риджбека с ротвейлером). Кроме того, исследователи не озаботились отдельным подсчётом данных для этой отважной участницы эксперимента. Посему мы лишены уникальной возможности получить научное подтверждение тому очевидному факту, что настоящий риджбек способен не только дифференцировать состояние внимания или невнимания человека, или использовать выражение собственного лица в корыстных целях, но и эффективно управлять поведением индивида. Умение безошибочно выбрать (а ещё лучше – создать) момент, когда человек ослабил внимание и потерял бдительность, является врождённым и отточенным до совершенства свойством риджбека, передаваемым по наследству.

В качестве настоятельной рекомендации будущим продолжателям данной темы, выскажу (надеюсь, общее) пожелание, чтобы исследования по данной методике были проведены исключительно на основе группы чистокровных риджбеков. Уверен, что результаты превзойдут самые смелые ожидания учёных и мир, наконец, узнает, какую роль в жизни настоящей собаки играет вовремя состроенная и умело преподнесенная мина.

Пардон, выражение лица.

Если вас не пугает обилие научных терминов и наукообразной лексики, если вы хотите критически осмыслить суть проведённых исследований, создавших немало шума среди любопытствующей публики, то прочитайте эту публикацию до конца.

Итак, вперёд, в дебри науки.

«Большая часть млекопитающих придают выражение собственному лицу, однако исторически считается, что выражение лица животных носит статичный характер и отражает эмоциональное состояние, скорее, непроизвольно, нежели с сознательной целью передачи неких посланий другим особям”.

В данном исследовании Джулиана Камински (Juliane Kaminski) и ее коллеги Дженнифер Хиндс (Jennifer Hynds), Поль Моррис (Paul Morris) и Бриджит Уолтер (Bridget M. Waller) из университета Портсмута (Великобритания) намеревались протестировать, действительно ли на выражение лица домашней собаки влияет поведение публики и/или оно меняется исключительно в ответ на чувственные раздражители (типа пищи).

Juliane Kaminski

Авторы ставили собак в экспериментальные ситуации, в которых человек-демонстратор либо уделял им внимание, либо отворачивался, а кроме того показывал или не показывал пищу. Собаки воспроизводили значительно больше движений лицевых мускулов в случаях, когда человек обращался к ним, чем в противоположных случаях. Пища, однако, как чувственный раздражитель, в отличие от социального, не оказывала влияния на поведение собаки. Настоящее исследование таким образом свидетельствует о том, что производя то или иное выражение лица, собаки чувствительны к состоянию человека, уделяющего им то или иное внимание.

Это заставляет предполагать, что оные выражения не являются только лишь статичным и непроизвольным отражением эмоционального состояния, а более вероятно, представляют собой активные попытки общения с другими особями.

Большинство млекопитающих особей воспроизводят выражения лица, которые формируют поддающиеся интерпретации и адаптивные компоненты поведенческого арсенала животного. Лицевая структура, лежащая в основе таких выражений, тщательно сохраняется среди млекопитающих, откуда следует предположение, что выражение лица человека основано на системах, эволюционировавших с древних времён. Следовательно, представляется обоснованным обсудить, до какой степени такие выражения лица подкрепляются сложными когнитивными (проще говоря, познавательными) процессами.

Исторически выражение лица животного (включая, до определенной степени и лица человека) считалось неизменной и непроизвольной демонстрацией (как отмечалось ещё в трудах Ч. Дарвина), отображением эмоционального состояния индивида, нежели его активных попыток коммуницировать с другими. Имеются некоторые подтверждения того факта, что выражения лица нечеловекообразных приматов могут быть опосредованы присутствием зрителей, откуда следует предположение, что посылая сигнал, данная особь имеет понимание того, насколько эта мимика воспринимается окружающими. Уоллер (Waller) и его соавторы в 2015 году показали, что построение выражений лица орангутана происходит более интенсивным образом и является более сложным в случаях, когда к нему приближается реципиент. Это говорит о том, что построение таких выражений вовсе не обязательно служит автоматической реакцией и подвержено влиянию аудитории. Аналогично, Шейдер (Scheider) и его соавторы в 2016 году показали, что гиббоны демонстрировали свои выражения лица более часто и с большей продолжительностью, когда оказывались лицом к лицу с другими индивидами, по сравнению с ситуациями, когда таковых поблизости не наблюдалось.

До настоящего времени, однако, нет систематического экспериментального подтверждения того, что выражения лица особей, отличных от приматов, воспроизводятся с такой же чувствительностью к вниманию аудитории.

Данным исследованием авторы намеревались протестировать, изменяются ли выражения лица домашних собак в ответ на крайне чувствительные, но не носящие социального характера стимулы (пища), и/или в качестве реакции на изменяющееся состояние внимательности их человеческой аудитории.

Домашние собаки представляют потенциально интересную модель для такого рода исследований, поскольку обладают уникальной историей. Собаки живут рядом с человеком уже в течение 30 тыс. лет (см. работу О. Тальмана, опубликованную в 2013 году: Thalmann, O. et al. Complete mitochondrial genomes of ancient canids suggest a European origin of domestic dogs). За это время воздействие естественного отбора, по-видимому, повлияло на способность собак коммуницировать (общаться) с человеком. На эту тему в период с 2008 по 2014 год опубликовано несколько дискуссионных работ [Kaminski, J. & Marshall-Pescini, S. The social dog: History and evolution (2014). Hare, B. et al. The domestication hypothesis for dogs’ skills with human communication: a response to and (2010). Udell, M. A., Dorey, N. R. & Wynne, C. D. Wolves outperform dogs in following human social cues. (2008)].

Существует распространенное мнение, свидетельствующее о том, что домашние собаки тщательно отслеживают состояние внимательности к ним человека [Xitco Jr, M. J., Gory, J. D. & Kuczaj II, S. A. Dolphin pointing is linked to the attentional behavior of a receiver (2004). D’Entremont, B., Hains, S. & Muir, D. A demonstration of gaze following in 3-to 6-month-olds (1997). Schwab, C. & Huber, L. Obey or not obey? Dogs (Canis familiaris) behave differently in response to attentional states of their owners (2006)], что является одним из индикаторов преднамеренности их действий [Moll, H., Carpenter, M. & Tomasello, M. Fourteen-month-olds know what others experience only in joint engagement (2007)].

После того, как им объяснили, что кусок пищи трогать нельзя, собаки более часто стягивают кусок, когда глаза человека закрыты, нежели в случаях, когда глаза остаются открытыми, или когда человек поворачивается спиной к собаке или выглядит растерянным. Собаки также чувствительны к состоянию внимания человека при коммуникативном взаимодействии с ним. Собаки следуют за коммуникативными жестами в большей степени, если видят глаза человека, а сами жесты имеют чёткую направленность к ним. Собаки, кроме того, следуют за взглядом человека на цель только если визуальный контакт установлен до момента переноса взгляда [Teglas, E., Gergely, A., Kupбn, K., Miklуsi, Б. & Topбl, J. Dogs’ gaze following is tuned to human communicative signals (2012)].

Уоллер анализировал выражение лица собак, ожидающих переселения из приюта, и обнаружил отрицательную корреляцию между частотой смены выражения лица при взаимодействии собаки с незнакомцем и быстротой, с которой они обретали новый дом. Чем чаще собаки воспроизводили характерное выражение, обозначенное как “Единица Действия 101” (Action Unit 101), которое заключалось в приподнимании внутренней части бровей, тем быстрее они переселялись {Waller, B. M. et al. Paedomorphic facial expressions give dogs a selective advantage (2013)]. Поднятие внутренней брови изменяло визуальное восприятие глаз и заставляло их выглядеть бОльшими по размеру. Чем не типичная черта педоморфизма (детские качества, проявляющиеся у взрослых).

Поэтому одна из гипотез состояла в том, что выбирая собак, которые выше поднимали внутреннюю бровь, человек просто следовал своим предпочтениям в отношении педоморфических лицевых характеристик. Предпочтениям, которые должно быть действовали как инструмент отбора в период одомашнивания собак [Archer, J. & Monton, S. Preferences for infant facial features in pet dogs and cats (2011)].

Поэтому вполне возможно, что собаки также развивали способность использовать эти выражения лица избирательно, в зависимости от окружающих. В таком случае, в период одомашнивания собаки могли приобрести навыки дополнительного когнитивного контроля лицевых выражений.

В данной работе исследовалось, могут ли быть выражения лица собаки вызваны так называемым “эффектом присутствия” и таким образом привязанными к состоянию внимательности человека. Это должно, по идее, предполагать наличие социальной коммуникативной функции и, возможно, сознательный контроль. В качестве альтернативы, выражение лица собаки является просто эмоциональным проявлением, основанным на чувственном состоянии. Чтобы проверить гипотезы и провести различия между этими двумя возможными объяснениями, человек-экспериментатор предлагал кусок пищи в качестве несоциального чувственного раздражителя (недавнее исследование с применением тепловизоров показало, что пища служит более возбуждающим раздражителем для собак, нежели социальный контакт с человеком, пока последний остаётся в молчании [Travain, T. et al. How good is this food? A study on dogs’ emotional responses to a potentially pleasant event using infrared thermography (2016)]).

Таким образом, если собаки строят выражение лица исключительно в качестве отражения эмоционального состояния, то можно ожидать, что они вовсе не обязательно будут различным образом воспринимать социальное (внимание человека) и несоциальное (пища) условия. Однако, если собаки по-разному отреагируют на социальные и несоциальные стимулы, это будет некоторым образом свидетельствовать о том, что они способны различать условия в зависимости от их социального содержания. Одним из возможных объяснений такого распознавания является то, что собаки осуществляют некоторый сознательный контроль.

Результаты

Анализ группы из 24 семейных собак различных возрастных и породных групп, включая метисов, на основе системы кодирования DogFACS[1] показал, что результаты остаются постоянными в каждом испытании. Поэтому влияние фактора очередного испытания (trial) было исключено.

В качестве измеряемых величин были взяты внимание (уделено – не уделено) и пища (присутствует – отсутствует). Различными переменными величинами выступали девять основных элементов лицевых движений собаки, т.н. единицы движений отдельных мышц (Action Units) и двигательные дескрипторы групп мышц (Action Descriptors). Движения, воспроизводимые менее чем одной третью испытуемых собак, исключались из рассмотрения.

Только два элемента движения: Подниматель внутренней части брови (AU 101 – “eye brow raiser”) и Показ языка (AD 19 – “tongue show”) обнаружили значительное влияние фактора внимания. Это было отражено в виде возрастания количества соответствующих движений.

В ходе анализа поведенческого кодирования были протестированы другие поведенческие величины, чтобы рассмотреть возможное воздействие этих условий. С использованием теста Фридмана (Friedman) было произведено сравнение частоты звуковых реакций для четырёх различных условий. Попарное сравнение по методу Вилькоксона (Wilcoxon) выявило значительные различия реакции в зависимости от проявления внимания как при наличии, так и отсутствии пищи в руке человека.

Сравнение частоты помахивания хвостом, однако, не обнаружило влияния данных четырех условий.

Аналогичным образом были протестированы другие варианты поведения (лежание, сидение, стояние, движение), но не было обнаружено значительных эффектов.

Обсуждение

Исследование позволило выявить два главных результата. Первое, состояние внимания человека оказывало влияние на построение выражения лица собак. Собаки воспроизводили значительно больше лицевых выражений, если человек располагался лицом по отношению к ним, нежели когда поворачивался спиной. Наиболее сильно этот эффект проявлялся для элементов движения “Поднимание внутренней брови” и “Показ языка”. Также состояние внимания влияло на другой поведенческий аспект собаки – частоту производимых звуков. Визуальная видимость пищи, вместе с тем, не влияла на лицевые движения собаки, а также не было получено убедительных свидетельств ее воздействия на другие поведенческие особенности.

Таким образом, в то время как собаки производят больше лицевых выражений при ориентации человека по направлению к ним и в положении установления контакта визуальная видимость несоциальных, но чувствительных раздражителей (пища) не изменяет их лицевых движений подобным образом.

Одной из возможных интерпретаций поведения собак является то, что собаки производят выражение лица при общении, и что их лицевые выражения опосредованы не только эмоциональным состоянием индивида. Поэтому собаки увеличивают частоту воспроизводства в зависимости от состояния внимания другого индивида, но не в ответ на предоставление им несоциального, хотя и чувствительного раздражителя (пищи). Однако, полученные данные показывают возрастание всех лицевых движений при проявлении внимания со стороны человека, но нет подтверждения тому, что собаки собаки намеренно регулируют свои лицевые движения в зависимости от степени внимания человека.

Человеческое внимание оказывает воздействие на один из аспектов поведения собак – частоту производимых звуков, но не на их некоммуникативные поведенческие аспекты, такие как сидение и стояние. Поэтому похоже, что чувствительность к вниманию человека призвана выполнять особую коммуникативную функцию.

Имеются значительные подтверждения важности фактора видимости собакой человеческих глаз во время коммуникативного взаимодействия с человеком. Исследователи (Teglas et al., 2012) показали, что собаки не следуют за взглядом человека в определенном направлении, если предварительно не установлен зрительный контакт. Другие ученые (Kaminski et al., 2012) установили, что собаки следуют за коммуникативными жестами человека (указательными или взглядом), но игнорируют действия человека, которые хотя и напоминают коммуникативные, но не предназначены служить в качестве жестов общения, и при которых взгляд человека не направлен на собаку. В настоящей работе эти доказательства были дополнены тем, что видимость человеческих глаз может быть важным фактором для собак при построении лицевого выражения.

Это может служить подтверждением тому, что для собак построение лицевых выражений служит в качестве гибкого сигнала, и что это действие зависит от состояния внимания получателя данного сигнала. Без применения каких-либо психологических измерителей, со всей очевидностью, не представляется возможным сказать, до какой степени визуальная видимость человека и человеческих глаз является чувственным раздражителем для собаки. Но проведенное исследование подчеркнуло, что несоциальные стимулы, без сомнения, являющиеся чувствительными для собак, не оказывают никакого эффекта на построение их лицевых выражений. Однако, невозможно сказать, является ли поведение собак, описанное в данной и других подобных работах, доказательством гибкого понимания намерений других индивидов, а следовательно, представляет ли оно истинное понимание ментального состояния индивида, либо же является “зафиксированной в подкорке” или заученной реакцией на визуальный контакт с лицом или глазами другого индивида.

Любопытно, что на фоне общего анализа т.н. “единиц движения” выделяются две: Показ языка и Подниматель внутренней части брови. Показ языка может потенциально быть связанным со стрессовым состоянием (как например, облизывание носа), но также может свидетельствовать об учащенном дыхании, которым собаки часто регулируют теплообмен. Однако, к сожалению, не существует этограммы, описывающей поведение животного, в частности, лицевые выражения, и основанной на системном анализе с использованием кодировочной системы DogFACS. Поэтому мы можем только строить предположения об этом. Интересно, что в популярной литературе о собаках показ языка, вывешенного из раскрытого расслабленного рта, иногда описывается как проявление общего внимания. Такая интерпретация находится в соответствии с полученными здесь результатами.

Пример выражения морды — поднятие брови, родезийский риджбек. Видно увеличение высоты и общего размера области глаза.

Тем не менее, Поднятие брови может рассматриваться как имеющий наибольшее значение фактор, поскольку реакция человека на этот элемент движения может оказать наибольшее влияние на процесс селекции. Уолтер показал, что собаки из приюта, поднимавшие брови с большей частотой, быстрее находили новый дом. Это могло быть по двум возможным причинам. Во-первых, этот элемент напоминает лицевое движение, отражающее у человека состояние печали, следовательно, побуждающее его к проявлению большего сочувствия к собакам, которые производят больше подобных движений. Другое возможное объяснение связано с тем, что это движение брови позволяет глазам собаки выглядеть бОльшими по размеру и более похожими на глаза ребёнка. Тем самым, обеспечивая безошибочное попадание в круг человеческих предпочтений педоморфического свойства, а также врожденной склонности человека к восприятию образных сигналов, таких как поднятие брови, и отклику на них. Независимо от точного механизма, похоже, что люди в особенности отзывчивы на это лицевое движение собак. А потому интенсивное воспроизводство данного движения в ответ на человеческое внимание может идти на пользу собакам в их взаимодействии с людьми.

И в заключение. Авторы работы продемонстрировали, что воспроизводство лицевых выражений собаками подвержено эффекту присутствия зрителей и может быть привязано к состоянию внимания человека, что предполагает наличие коммуникативной функции, а не является только эмоциональной демонстрацией, основанной на состоянии возбуждения собаки. Лицевые выражения часто рассматриваются в рамках автоматической, рефлексивной и основанной на эмоциях системы, но полученные данные указывают на наличие более гибкой системы (по крайней мере, у домашних собак), объединяющей как эмоциональные, так и познавательные процессы.

[1] Система кодирования лицевых движений собаки (The Dog Facial Action Coding System (DogFACS) является инструментом научных наблюдений для идентификации и кодирования движений лицевых мускулов собаки в привязке к анатомическому строению.

Комментировать

«align=»absmiddle